Минимальный объём заказа — 300 м2 (20 блок-контейнеров пл. 14,7 м2). Подробнее…
EN
ПРОДАЕТСЯ:

Штаб строительства 965 м²

Производство: сентябрь 2017 г.

Выход на монтаж в течение 5 дней

Цена: 18 млн руб (с НДС)

8 (800) 777-05-25
Бесплатно для всей России
ПН-ПТ с 8.00 - 18.00
г. Москва, ул. Электрозаводская, д. 27, стр. 7, Деловой центр «Лефорт»

История модульных зданий

Модуль (от лат. modulus — мера, ритм, соразмерность) — составная часть, отделимая или хотя бы мысленно выделяемая из общего. Модульной обычно называют вещь, состоящую из чётко выраженных частей, которые нередко можно убирать или добавлять, не разрушая вещь в целом. В архитектуре и строительстве модуль это исходная мера, принятая для выражения кратных соотношений размеров комплексов, сооружений и их частей. Применение модуля в строительстве придаёт зданию и его частям соразмерность и гармоничное соответствие, способствует стандартизации проектирования и возведения, приводит к удобному, практичному и рациональному использованию здания.

Хрустальный дворец инженера Пэкстона

Первые промышленно-производимые сборные конструкции появились в архитектуре сразу в гигантском здании — Хрустальном дворце инженера Пэкстона, триумфально вместившем в себя первую Всемирную выставку в Лондоне в 1851 году.

Это была первая в мире сборно-разборная конструкция здания из железа и стекла. По завершении выставки Дворец был разобран и перенесён на новое место. Площадь здания была свыше 90 000 м2, протяжённость 564 м, высота до 33 м.

До великих социальных потрясений начала XX века художественное осмысление новых возможностей запаздывало за прогрессом. В эпоху Авангарда, в 1920-е годы, архитектурные формы наконец стали адекватны новым конструкциям. Немногие сохранившиеся башни инженера Владимира Шухова — первый пример появления архитектурной формы из модульной стальной конструкции.

Почти одновременно по всей Европе организуются новые школы искусств и ремесел, ориентированные на создание архитектуры будущего. За мгновенно ставшим знаменитым Баухаузом в Германии (у истоков которого стояли и выходцы из России, например, Василий Кандинский) следует ВХУТЕМАС в России. Первоначальная дороговизна новых материалов предопределила уникальность, а не массовость использования новых технологий в строительстве.

Леонардо да Винчи
«Витрувианский человек».

Только к середине века смелые эксперименты стали закономерно переходить в фазу массовой практичной архитектуры, полностью использовавшей новые технические достижения.

Попытки стандартизировать производство и сборку деталей зданий и сооружений привели к расцвету новых смелых архитектурных форм, новых пространств, призванных решить новые задачи индустриального общества, предъявлявшего иные требования к общественным и жилым зданиям.

Модульность конструкций здания подчеркивалась, даже если (в угоду экономии) оно строилось традиционными методами — там же где ресурсов хватало, мы получали передовые постройки, до сих восхищающие весь мир.

Знаменитый рисунок «Витрувианский человек», иногда называемый каноническими пропорциями, был создан в 1490-1492 годах Леонардо да Винчи. В соответствии с сопроводительными записями Леонардо, рисунок был создан для определения пропорций (мужского) человеческого тела, как оно описано в трактатах римского архитектора Витрувия.

Ле Корбюзье. Модулор

В XX веке по этой же методике знаменитый Ле Корбюзье (Шарль Эдуард Жаннере) разработал Модулор — свою систему пропорций для облегчения проектирования внутренних помещений зданий в соответствии с анатомическими особенностями человека и принципами Золотого Сечения. Сам Альберт Энштейн отзывался о Модулоре Корбюзье как о «гамме пропорций, облегчающих создание хороших вещей и затрудняющих появление плохих».

В XXI веке, как никогда, новые принципы модульной компоновки зданий, быстровозводимые, легко адаптируемые конструкции являются важнейшим ядром технологий массового строительства и архитектуры.

Николай Васильев,
фотограф, искусствовед, DOCOMOMO Россия,
специально для компании «Модуль».


Инженер В. Шухов
Радиобашня. Москва. 1919-1922

Уникальное сооружение, представляющее собой шесть металлических сетчатых однополостных гиперболоидов вращения, соединенных в коническую вышку. Первоначально была спроектирована девятисекционной, высотой 350 метров, но из-за нехватки средств была построена только до высоты 150 метров. Шуховская конструкция уникальна не только по показателю эффективности конструкции (9 секционная башня была бы в три раза легче башни Эйфеля в Париже при большей высоте), но и не требующему отдельных кранов способу монтажа.

Архитектор В. Гропиус
Студенческое общежитие.
Дессау, Германия. 1925-1926

Немецкий архитектор Вальтер Гропиус не только руководил знаменитой школой искусств Баухаус, но и был архитектором комплекса зданий в Дессау, где она располагалась с 1926 года.

Здание общежития выходит торцевой стеной на южную сторону — мы видим ритмично повторяющиеся окна и балконы индивидуальных комнат. Сама структура здания завязана на модуль их размеров, став важной вехой в освоении функционального подхода к проектированию жилых зданий.

Архитекторы С. Серафимов, С. Кравец, М. Фельгер, инженер П. Роттерт
Госпром. Харьков. Украина. 1925-1928

Комплекс Дома государственной промышленности поражает своим масштабом до сих пор. Здание занимали 22 учреждения — ядро правительства и крупных госкорпораций республики (в то время столица Украины была в Харькове).

Это была поистине новаторская постройка — несколько корпусов без внутренних перегородок соединены воздушными переходами высоко над улицами, полностью используя возможности монолитного железобетона и стального каркаса.

Архитектор А. И. Дмитриев
Дворец рабочего.
Харьков, Украина. 1931-1932

Дворец рабочего (железнодорожный клуб) одно из самых выразительных зрелищных зданий Европы. Представляя собой четверть круга в плане, здание скрывает внутри большой зрительный зал, а посетителей встречает скруглённым угловым фасадом, обработанным гигантскими выемками-каннелюрами. Ленточные окна повторяют эту сложную форму, сделанную из железобетона, но облицованную серым камнем.

Этот пластический подход позволил использовать возможности новых материалов для выразительной, художественной формы.

Архитектор Р. Малле-Стеванс
Отель Малле-Стеванс.
Париж, Франция. 1925-1926

Постройка французского архитектора, второго по величине в межвоенном Париже после Ле Корбюзье, отражает буржуазное стремление к новизне и роскоши. Безусловно, замысел застройки всей улицы (застроенной по его проектам и впоследствии названной именем архитектора) чрезвычайно далек от социалистических идей большинства его коллег, но во Франции середины двадцатых единственным способом делать новаторскую архитектуру было искать частных заказчиков городских домов и пригородных вилл.

Архитектор А. Маццони
Центральная почта.
Остия, Италия. 1934

Здание почты курортного пригорода Рима сделано, казалось бы в традициях античной архитектуры, однако это скорее влияние климата, требующего тени и фонтана.

Сама конструкция очень технологична — колонны, поддерживающие круглый навес вокруг фонтана и входов в операционные залы, сделаны из железобетона. Подобный сплав упрощенных деталей классического ордера, новых функций и строительных материалов характерен для всей итальянской архитектуры 1930-х годов.

Архитектор К. Мельников
Клуб им. Русакова.
Москва. 1927-1929

Знаменитый клуб великого русского архитектора, одна из лучших его построек, не только воплощает новаторские формы, но и исследует новый тип здания. Общественный комплекс, где на небольшой площади должно было происходить множество массовых культурных мероприятий, был вызовом для архитекторов. Мельников прославился мастерски скомпонованными объемами выступающих над входами трибун зрительного зала, чье пространство было изменяемым для разных нужд при помощи ширм и перегородок.

Архитектор М. де Ренци
Многоквартирный жилой дом.
Рим. Италия. 1931-1936

Огромный жилой дом-комплекс, с кинотеатром, магазинами, более 1000 квартир был построен как «народный дом» (casa popolare) в период межвоенного расцвета Италии. В отличие от Германии и СССР, архитекторы-авангардисты не подвергались гонениям. Большинство построек периода правления Муссолини сделаны в современном стиле и новаторских формах. Этот жилой дом мог стать образцом для новой городской застройки, но был почти забыт после падения режима диктатора. Вспомнили о нем лишь в 1970-е, когда Этторе Скола снял там свой фильм «Особенный день» (Una giomata particolare).

Гражданский инженер В. Цветаев
Птицеводсоюз. Москва. 1929

Здание для одного из трестов, занимаемое впоследствии разными общественными организациями. Угловое положение постройки позволило акцентировать начало улицы башенной частью, а наибольшую выразительность постройке придает контрастное сочетание ломанных линий балконов и плавно скругленного угла здания. Вместе с игрой чередующихся глухих и остекленных поверхностей, в первую очередь на выступающем ризалите лестничного узла, это стало почти обязательным выразительным средством современной архитектуры.

Архитекторы В. Щуко, В. Гельфрейх
Театр им. Горького.
Ростов-на-Дону. 1930-1935

Крупнейший театр в нашей стране (один зал вмещал 2500 человек, другой— 800).

Уникальная черта постройки — две фланкирующие главный вход лестничные клетки с остекленными галереями-мостами на стальных конструкциях. Глухая стена малого зала над входом использовалась как экран во время массовых мероприятий на площади перед зданием. Общая объемная композиция напоминает гигантский трактор. «Жемчужиной советской архитектуры» называли это здание Ле Корбюзье и Оскар Нимейер.

Архитектор Д. Разов
Академия Госплана.
Москва. 1937

Здание академии Госплана им. Молотова — одно из последних зданий довоенной Москвы, сделанных в современном, а не историческом стиле. Ещё сохраняется виртуозная пластика врезанных друг в друга полуцилиндрических объемов в месте сочленения двух протяженных учебных корпусов. Отделка уже несет в себе черты ар-деко — смелые формы адаптированы под более консервативные вкусы. Ленточное остекление подчеркивает каркасную структуру здания и обеспечивает максимум естественного света в помещениях.

Архитектор Ле Корбюзье
Жилая единица.
Берлин. Германия. 1957

Жилая единица знаменитого патриарха современной архитектуры — пример реализации утопичного идеального жилья большого города. В Берлинской версии (были также построены жилые единицы в Марселе, Нанте, Брие и Фермини) расположены 557 двухуровневых квартир-ячеек (подобных тем, что архитектор увидел в Москве в доме НАРКОМФИНа в 1929 году). На уровне 7 этажа идет специальный коридор-торговая улица, а в цокольном этаже расположены парковки.

Материал подготовлен по заказу российской производственной компании «Модуль» (www.modul.org) при участии российского отделения международной профессиональной организации по изучению и защите архитектурного и градостроительного наследия модернизма DOCOMOMO International
На обложке: рисунок «Хрустального дворца» (Лондон, 1851), выполненный специально для компании «Модуль».
Техника: бумага, тушь.
Текст и дизайн: Н. Васильев (DOCOMOMO Россия).
Фото: Н. Васильев (РОСОМОМО Россия); С. Арсеньев (Фонд «Шуховская башня»); В. De Сои; Shutterstock.
Все права защищены.

Обратный звонок
Закрыть

Пожалуйста, укажите Ваше имя и телефон (с кодом города), и наши специалисты обязательно перезвонят Вам в самое ближайшее время

Ваше имя *


Контактный телефон *